Новости горной промышленности

Китай стремится захватить рынок кобальта

Кобальт

Шаг китайской China Molybdenum по покупке у Freeport-McMoRan месторождения Тенке (ЮАР), содержащего крупнейшие в мире запасы меди и кобальта, показал наcколько сильно стремление Поднебесной обеспечить себя бесперебойными поставками сырья для производства аккумуляторов, пишет Financial Times.

“Большая часть производимого в мире кобальта направляется напрямую в Китай, — цитирует издание аналитика консалтиговой группы CRU Эдварда Спенсера. — Глобальное потребление КНР огромно.”

По оценкам CRU, если сделка по покупке месторождения состоится, то в следующем году китайские компании получат контроль над 62% мирового производства кобальта, который из нишевого сырья постепенно становится одним из важнейших элементов жизнеобеспечения современной транспортной системы. Согласно ожиданиям, спрос на него в ближайшие десять лет вырастет на две трети на фоне активного развития отрасли электроавтомобилей в странах Запада, пытающихся таким образом сократить объемы вредных выбросов и снизить зависимость от импорта нефти.

Учитывая вышесказанное, производители элементов питания для электрокаров — от Tesla Motors до General Motors — будут впадать во все более глубокую зависимость от контролируемой Китаем цепочки поставок, считает эксперт.

Cobal-vs-litium price trend

Во многих отношениях Китай следует знакомой схеме.  На рубеже тысячелетий страна начала обеспечивать себя запасами нефти и промышленных металлов: через механизмы покупки, инвестиций и кредитов в обмен на нефть (с такими странами как Ангола и Венесуэлла). Но после того, как редкие земли – которые тогда добывались преимущественно в Китае – стали объектом экспортных ограничений, контроль Поднебесной над сырьевыми ресурсами вызвал стратегическую озабоченность Вашинтона и Токио, пишет издание.

Теперь, чтобы повысить конкурентоспособность своего автопрома и снизить экологическую нагрузку, Пекин активно развивает собственный рынок электромобилей, и ему нужны аккумуляторы.

elecars on a rize

В недрах Демократической республики Конго – одной из беднейших стран мира — содержится около половины мировых запасов кобальта. В прошлом году на месторождении Tenke, чей производственный потенциал оценивается в 25 лет,  было добыто 16 000 тонн этого сырья.

“Китай давно рассматривал Конго в качестве одного из основных источников минеральных ресурсов, в том числе кобальта», —  говорит Алекс Вайнз, руководитель африканской программы в Chatham House. “Я всегда подозревал, взаимодействие с Анголой было на самом деле тестовой моделью развития отношений с Конго».

Крупнейшими акционерами China Molybdenum являются государственная Luoyang Mining Group и частная Cathay Fortune Corp со штаб-квартирой в Шанхае.

«Около 93% китайского кобальта добывается в Конго, — сообщает эксперт из Macquarie,  — это крайне высокое соотношение поставок сырья из одной страны.  Здесь ситуация отличается от условий импорта остального аккумуляторного сырья, например, лития, где уровень может достигать 17% «.

“Нет другого сырья, где Китай настолько зависел  бы от одной страны”,  — отмечает Колин Гамильтон, аналитик из Macquarie.

Активность в отношении кобальта частично отражает рост числа азиатских производителей аккумуляторов, которые рассчитывают на увеличение спроса на литий-ионные батареи, используемые в самых современных  электрических устройствах от смартфонов до электрокаров. Свыше 90%  проектов по производству литий-ионных аккумуляторов в Китае находятся в стадии разработки.

Главное ожидание производителей аккумуляторного сырья — гигафабрика  Tesla в Неваде.  Компания наращивает производство новой Model 3, ориентированной на масс-маркет. Её цель 500 000 автомобилей к 2018 году, но по подсчетам аналитиков мировая горнодобывающая промышленность не сможет обеспечить необходимого объема поставок.

Несмотря на то, что производители батарей снижают количество кобальта в пользу других металлов, таких как никель или магний, не ожидается, что спрос на него упадет ниже  10-20 %, поскольку этот металл будет применяться в самых популярных технологиях производства батарей в период 2015-2020 гг., считает аналитик Liberum Адам Коллинз.

Бельгийская Umicore, поставляющая катодные материалы для большинства производителей аккумуляторов, сообщила в прошлом месяце, что утроит выпуск никелево-магниево-кобальтовой (NMC) продукции на своих заводах в  Южной Корее и Китае в ближайшие три года.

«NMC-катоды  выбирают для большинства современных платформ”, — сказал генеральный директор Umicore Марк Гринберг.

«Мы все взволнованы акселерацией спроса и благодаря активной работе в последние несколько лет мы хорошо подготовились к быстрому приросту производственных мощностей в ответ на запросы покупателей», — отметил он. Выход на новые объемы запланирован на середину 2017 года.

На сегодняшний день имеются разновидности литий-ионных батарей, для которых не требуется кобальт, например, литий-железо-фосфатные. Но по мнению экспертов, хотя такие батареи и безопаснее, они уступают по энергоемкости другим литий-ионным технологиям, что ограничивает сферу их применения.

«Хотя мы не верим в разговоры о кобальтовом кризисе, мы видим  рост цен на кобальт на фоне Китайской стратегии доминирования в цепочке поставок этого вида сырья», — приводит в заключение FT мнение Криса Берри, аналитика House Mountain Partners в Нью-Йорке.

Материалы по теме:

Материалы по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *